RealBiker

ВЕЛОСИПЕД | НАВИГАЦИЯ | ЗИМА | СТАТЬИ | ОТЧЕТЫ | ДР САЙТА | КАЛЕНДАРЬ beta
ФОРУМ (Архив) | СООБЩЕСТВО | ДАЙДЖЕСТ | exГАВ | НАХОДКА
РЕМОНТ ВЕЛОСИПЕДОВ | УСЛУГИ | ССЫЛКИ | RealПОИСК | КОНТАКТЫ

> ПОХОДЫ > ОТЧЕТЫ И ФОТОГРАФИИ > 07-21 августа 2004 года. Северная Карелия и Мурманская область.

Спонсорские ссылки Надежная конструкция бытовок от производителя.

07.08.2004 - 21.07.2004 Отчет о велопоходе по Северной Карелии и Мурманской области

Участники: Света Сурова, Эдик "Zooh" Суров, Сергей "Shved" Швецов

Фотографии: Zooh и Shved

Маршрут: пос. Пояконда - оз. Шуриярви - оз. Нольозеро - Коккогуба - Иван-гора - р. Пудос - р. Винча - оз. Кукас - оз. Челозеро - г. Кандалакша

День 1 (7 августа)

Ох уж эти сборы… Собраться вовремя, по-моему, не удалось еще никому ни в один поход. С утра бегаем по магазинам, закупаем еду, запчасти, разную фигню. В результате начинаем опаздывать на вокзал. В последний момент просто сгребаем все, что еще не распихано по рюкзакам, пихаем, как бог на душу положит, утрамбовываем и рвем со всей дури на вокзал. Долетаем за 25 минут, минут за 20 до отхода поезда. Начинаем разбирать байки, частично даже успеваем это сделать; потом занимаем нерабочий тамбур и продолжаем "разборки" там, вызывая острое недовольство курильщиков.

Едем в трех разных купе, в двух из них население не возражает против обширного использования третьей полки и байки быстро занимают свои места; в Светкином купе тетка везет там какие-то фрукты и попыталась было поругаться. Появление в купе мужской части группы выступило катализатором переселения фруктов вниз безо всякой ругани, и байк залег на третьей полке.

Остаток вечера тусовались в проходе, хватались за сердце, вспомнив очередной забытый в Москве предмет первой необходимости, трепались и, попив пивка, завалились спать.

День 2 (8 августа)

Едем как на иголках, поезд прибывает в Пояконду ночью, спать сегодня не придется. В первой половине дня освобождается одно из купе, и мы с разрешения проводника там тусуемся, едим и вообще живем. Потом проводника обуяла жадность и он выставил нас из купе, предлагая за дальнейшее пользование им дать ему денег. Особого смысла мы в этом не увидели, и остаток дня тусовались в проходе. На всех станциях, где мы выходили, стоит жуткая жара; Швед начинает жалеть, что не взял короткую велоформу. Наивный… По всей Октябрьской дороге заменили таблички, и вместо милых сердцу названий станций вроде "Karhümäkki" зияют русификации типа "Medvezhya gora". Как-то неприятно даже - Карелия как-никак.

Ближе к вечеру расходимся по своим купе хоть немного подремать; как ни странно, это даже удается.

День 3 (9 августа)

Героическая высадка союзников в Пояконде свершается за 30 секунд из 60 имеющихся в распоряжении. Проводник спит и в высадке не участвует, попытка распихать его особого действия не возымела; дверь пришлось открывать самим. На платформе обитает абориген, обладающий фантастическим перегаром, который сразу начинает вертеться вокруг, пока мы собираем байки. Доброжелательность субъекта настораживает, и, когда он под конец указывает нам дорогу к трассе, махая рукой в сторону ближайших кустов, мы свято уверены, что там нас ждет еще парочка таких же типов с дубьем в руках; Швед таки решается туда сунуться и, как ни странно, дорога за кустами действительно обнаруживается. Прощаемся с аборигеном и катим три километра до трассы. По дороге Швед находит первый подосиновик и, пока еще не в силах удержаться, везет его воткнутым в пенку.

Выбираемся на почти пустынную трассу в пятом часу утра. Доезжаем до границы Карелии, в кустах у знака переодеваемся в велоформу, кормя попутно комаров, и катим дальше. У стеллы, обозначающей Полярный Круг, фоткаемся и повязываем зеленую веревочку на куст. Проезжаем мимо пары кафешек для дальнобойщиков - они еще закрыты. Через 25 километров сворачиваем в тайгу. Распрощавшись с асфальтом на ближайшую неделю, переживаем острый карельский синдром: скачем по камням и фоткаем замшелые пеньки. Дорога просто специально создана для MTB.

Приезжаем на озеро Шуриярви, останавливаемся поглядеть красоту. Швед пару раз забрасывает спиннинг и ловит небольшого щуренка. Жарим грибы и шашлык из щуки, поглощаем все это. Швед устраивает триал на замшелых камнях.

Выдвигаемся дальше. Едем до Нольозера, где сперва обнаруживаем на удивление ухоженное кладбище, а потом и пару оставшихся домиков, где обитают, видимо, дачники, несмотря на плачевное состояние этой недвижимости. Собака одного из дачников атакует Шведа и получает байком по рылу. У небольшого гравийного пляжика на Нольозере Швед падает, слезая с байка. Фоткаем озеро.

Заворачиваем перед Иван-горой на север. Все уже порядком измотаны - сказывается отсутствие сна; хотим встать у Иванозера, но, докрутив до вожделенной точки, обнаруживаем вокруг сплошные гари, а берега озера порядком заболочены, его даже не удается обнаружить с первого раза. Несколько обескураженные и порядком обессиленные, вкручиваем до Коккогубы Нотозера. Перед самым выездом к губе Зух весьма болезненно убирается коленом и локтем на каменистом спуске. Весь следующий день саднил локоть. На озере засекли водников, которые, правда, быстро куда-то испарились.

Встаем лагерем. Швед исчезает на озере со спиннингом и быстро возвращается с увесистой щукой. Зух не выдерживает соблазна и лезет купаться, однако измотанный организм своеобразно реагирует на ледяную ванну, и остаток вечера Зух валяется в палатке с признаками начинающегося простудифилиса. Ужинаем кашей и щукой, Зух пьет "Фервекс" и отваливается спать; остальные пьют заботливо прихваченный Шведом бальзам "Черный алмаз".

День 4 (10 августа)

Утром накрапывает дождь. У Зуха болит горло, и он активно кушает "Стрепсилс"; к вечеру горло прошло и больше в течение похода не беспокоило. Долго и муторно собираемся, выходим довольно поздно. У дороги, ведущей к Иван-горе, находим развалившиеся остатки землянки, видимо, со времен войны. Вообще дорога вполне проезжая и весьма красивая, за исключением гарей, которые и сюда добрались местами, но постоянный набор высоты изматывает. Прячем у дороги в тайге байки и дальше чешем пешком. В конце дороги обнаруживаем остатки стоянки геологов и странным образом отлично сохранившийся сортир. Далее дороги нет, а есть болотце, которое мы обходим по левой стороне. Довольно скоро со склона открывается суперский вид. Фоткаем и лезем дальше, по дороге восхищаясь видами. Комаров и мошки становится все больше. Кругом черника и голубика в промышленных объемах - никто, кроме медведей, ягод здесь не собирает. До главной вершины мы не доходим - времени уже много, да и Света порядком устала. Побегав по одной из локальных вершин и нафоткавшись вдоволь, спускаемся назад. Найдя байки, двигаем дальше искать ночлег. Времени уже девятый час, так что далеко уйти не успеваем, хорошего места не находим и плюхаемся прямо на дороге у западного берега озера Винга. Само озеро так и не нашли - берега заболочены, уже темнеет, Зух со Светкой предприняли попытку найти его, но ничего, кроме жутковатых ям с водой промеж камней, не нашли, вдобавок Зух здорово содрал лодыжку, соскользнув ногой с камня. В итоге плюнули и поставили палатку прямо у дороги.

День 5 (11 августа)

С утра льет дождь, причем неслабый. Перерыва так и не удается дождаться и мы собираемся под дождем. Чаю попить не удается - вчера выхлебали скромные запасы воды, а озера рядом нет, то есть оно как бы есть, но подобраться к нему не получается. В связи с этим, планируя позавтракать в более подходящем месте, мы совершаем большую стратегическую ошибку: выдвигаемся в стояночной одежде. Порядком промокаем не столько от дождя, сколько продираясь сквозь кусты на основную дорогу. Более менее приличная дорога в этом месте заканчивается и начинается каменистая смесь кошмара и восторга, в основном, правда, состоящий из кошмара, то есть подъемов. Вдоволь навелопешеходившись и натолкнувшись в пути еще на одну землянку, у моста через реку Пудос засекаем в кустах "Ниву" с московскими номерами. Подваливаем и наталкиваемся на стоянку московских геологов. Их двое: Женя и Профессор. Они только вчера открыли сезон, а теперь собирались лезть на Ирин-гору: у них какая-то фундаментальная работа по исследованию земной коры. Они напоили нас чаем, мы немного согрелись у костра, а там и дождик перестал. Геологи сообщили нам о стоянке мурманских геологов дальше по дороге, а тем временем и сами мурманчане появились на "буханке" и начали штурмовать мост через Пудос. Пофоткавшись, мы поехали дальше, и действительно, у моста через реку Винчу натолкнулись на стоянку мурманчан. Там было много студентов, видимо, проходили практику. Прямо под мостом находится красивый порог - Собачий. Скатались вдоль реки по дорожке, посмотрели знаменитый Падун. Начался дождик. Выехали обратно к мосту и покатили дальше. Основная дорога здесь шла не так, как нарисовано на карте; рискнули поверить самой натоптанной дороге и памяти Зуха, который припоминал что-то подобное из спутникового снимка местности, и не ошиблись: дорога вскоре, срезав крюк, вернулась на трек и вывела к заброшенному вахтенному поселку, который на карте вообще не был обозначен. В поселке обнаружили молчаливого деда, которого попытались расспросить, нельзя ли дальше прорваться к Зареченску. После каждого вопроса дед вдумчиво чесал картуз, качал головой и неторопливо говорил, глядя куда-то мимо нас, что дороги нет, ни по этой стороне Кукаса, ни по другой. Распрощались с дедом и покатили дальше. Местность на месте поселка загажена донельзя, кругом железяки и обрывки кабеля, но, как ни странно, обошлось без проколов.

После вахтенного поселка въехали в березовый лес, уже начавший терять листву. Эту дорогу мы между собой называли Осенней - обалденно красивая, и запах уже осенний на ней стоит. Все время на дороге "асфальтовые заплатки" - выходы скальных пород на поверхность. Вечереет, и хочется уже скорее доехать до Кукаса. Нашли по GPS'у точку поворота - а дороги-то и нет. Сперва Зух долго шарился по болотам вдоль дороги, потом пошел Швед - и таки нашел абсолютно заросшую дорогу. Ломанулись по ней, пугаясь диких зверей и самих себя. Со страшными страданиями проломились пару километров и выяснили, что можно было этого не делать: рядом проходила полноценная дорога. В качестве утешительного приза мы были вознаграждены красивым видом на протоку, подсвеченную заходящим солнцем. Встали у верхнего устья протоки, на небольшом озерце, через другую протоку связанном с Кукасом.

День 6 (12 августа)

Целый день матрасили. Время от времени начинал лить дождик, не мешавший нам, правда, шариться по окрестностям и фоткать все, что попадается на глаза. Швед сбегал с удочкой на Кукас, обнаружил там лагерь геологов (сюрприз! сюрприз!) и выяснил у каких-то встреченных рыбаков, что рыбалка здесь нынче фиговая. У геологов было отмечено наличие моторки. В устье протоки - шикарные водопады и старые деревянные сооружения, видимо, для облегчения лесосплава. Набрали со Светкой полную кастрюлю черники с голубикой, а Швед набрал грибов. Рыбы поймать ему действительно не удалось. Вечером устроили пир на весь мир - сварили суп с грибами, еще нажарили грибов и напекли блинчиков, начинив их сублитворогом с черникой. Ничего более вкусного за свою жизнь припомнить не смогли. Сидели до черт знает какого времени, пока не свалились спать.

День 7 (13 августа)

С утра, пробежавшись за дровами, встретили двух девушек в резиновых сапогах и с геологическими молотками. Потом резво так подъехали две "Нивы", оттуда с матом вывалилась толпа рыбаков, выволокла лодку и исчезла на Кукасе. Швед пытался развести на перевоз нас с байками через Кукас сперва рыбаков, потом геологов, но ни у кого не оказалось времени, и с мечтой выбраться на зареченскую трассу малой кровью пришлось расстаться. По ходу дела выяснилось, что мы - местная достопримечательность: нас все называют "а-а, эти, которые на лисапедах!", и весть о нас опережает нас самих. Зух со Светкой прогулялись на Кукас и к геологам, полюбовались и пофоткали. Время от времени льет дождь. Собирались стартовать до неприличного долго, так что уходили уже в районе 6 часов вечера. Аккурат когда мы собирались сниматься, с озера приплыла толпа питерских байдарочников с кучей детей. Потрепались с ними немного и уехали. Зимника в сторону Челозера вдоль протоки найти толком не удалось - вся тайга в заросших вездеходных колеях 30-50-летней давности. Шли приблизительно, по треку и по шуму протоки. Протопали с байками парочку болот; там очень красиво, и болота покрыты перезрелой морошкой и зеленой клюквой; хотя болота и были довольно сухие, ползать по ним было как-то стремновато, тем более с байками и, соответственно, без слег; старались обходить по краю. Вышли в итоге, как нам показалось, к озеру (а карту Зуху достать и поглядеть было лень). Решили перебраться на другой берег, два часа наводили переправу через пороги и с риском для жизни таки переправились. Прошли еще с километр, легли спать и перед сном все-таки посмотрели карту, после чего выяснилось, что это ни фига не озеро, а все та же протока, просто в этом месте она спокойная и широкая; и Зух схлопотал на сон грядущий по полной программе. Место очень влажное; даже Зух со Светкой забирались в свои полуторакилограммовые спальники с головой - это была самая холодная ночевка за весь поход.

День 8 (14 августа)

С утра долго решали, стоит ли двигаться дальше по тайге или все же нужно вернуться на дорогу. Консилиум постановил предпринять попытку прорыва. Перебрались обратно через вчерашнюю переправу, прошли вдоль протоки, вышли на берег озера… и с облегчением поняли, что дальше мы не пойдем: на противоположной стороне скалы с добрую девятиэтажку высотой. Ходить по такой местности с байками - чистый мазохизм, пришлось это признать и распрощаться с планами попасть в Зареченск. А место просто до слез красивое, и на радостях мы остались там матрасить, а назавтра решили выбираться. Радость нашу усугубила находка свеженькой, с пылу - с жару, стоянки с еще дымящимся кострищем и запасом дров. Остаток дня осматривали и фоткали окрестности и грелись у костра. Швед бегал ловить рыбу, никого не поймал, зато нашел огромный гриб, одной только шляпкой без трубочек которого мы заварили суп и неплохо наелись. Неоднократно шли грибные дожди, сопровождаемые радугой над озером.

День 9 (15 августа)

Надвигающаяся грозная туча заставила нас ну о-очень оперативно свернуть лагерь и ломануться в лес. Решили срезать до дороги через тайгу, а не идти вдоль протоки (уж очень гадомерзостно там ломиться через прибрежные кусты с байками). Сразу начался нехилый набор высоты по кочкам и камням, потом вышли на болото, долго шли вдоль него, наконец узрели каменную гряду, по которой его можно пересечь, и оказались на обрывке зимника, не заросшем по причине повышенной насыщенности камнями. На зимнике нашли "звериную дискотеку": кучу следов всех зверей подряд, включая медведей. Решили вернуться к протоке; как потом выяснилось при анализе трека - зря, оставалась сущая фигня до дороги, но на местности в это было сложно поверить. В результате сделали с байками не слабый крюк по тайге и болотам, а Зух как главный навигатор получил очередную порцию пинков и ругани. Дождь в результате таки прошел - короткий, но мощный; его хватило как раз, чтобы намочить лес так, чтобы лес промочил нас до нитки. Зато нашли три лосиных рога, да и вообще места там дивные, только комарья и мошки на болотах сильно сверх норматива.

Выбрались к дороге и покатили снова на Челозеро, только уже "на приличное место по приличной дороге". По дороге встретили волокущихся на Кукас байдарочников-москвичей, и на самом Челозере стояла женщина из той же компании. Поболтали немного, потом нашли место для стоянки на самом берегу. Полвечера Зух пытался развести костер, потом, сдавшись, призвал на помощь Шведа; однако даже наш главный костровой не смог развести костер с первого раза: дрова сырые, ветер, влажность дикая. В итоге все же развели, просушиться толком не успели, зато успели зажарить двух окуней, пойманных Шведом. Окуни, щедро сдобренные подравковской приправой для рыбы, оказались весьма вкусными. Попили чаю и залегли спать.

День 10 (16 августа)

С утра Швед распугивал воронов, почему-то слетевшихся к нашей палатке (неужели мы настолько плохо пахли?). Двинулись обратно по Осенней дороге, мимо заброшенного вахтенного поселка; на этот раз мы там никого не встретили. Лагеря геологов на Винче тоже уже не было. До Пудоса оставалось всего 3 километра, когда нас накрыл ливень. Дождались, пока он немного стих, и докатили до московских геологов. В лагере нас встретил Женя, напоил чаем и сделал нам предложение, от которого мы не смогли отказаться - хлеб со сгущенкой. Тем временем у ливня случился рецидив, от которого мы спрятались в машине вместе с чайником, хлебом и сгущенкой. Вскоре с Ирин-горы вернулся Профессор, и они вдвоем с Женей стали нас уговаривать остаться. Под таким дождем мы бы уже все равно далеко не уехали, а ближайшее удобное место для стоянки было только у Нольозера, до которого было еще крутить и крутить. В общем, мы остались и объелись каши с настоящей тушенкой и настоящим кетчупом. За еду расплатились работой: распилили и притащили в лагерь высохшую вековую сосну, заваленную Женей в сотне метров от лагеря. Цепная пила в очередной раз доказала свою полезность. Трепались с Профессором и Женей до поздней ночи. Зуха со Светкой свалил сон, Профессор ушел спать еще раньше, а Швед с Женей все еще болтали у потухшего костра.

День 11 (17 августа)

Проснулись. Женя ухаживал за нами как за родными детьми, даже посуду нашу помыл. Слопали макароны с тушенкой и кетчупом, немножко пришли в себя и двинулись. Решили за этот день обязательно выбраться на трассу. По дороге осмотрели землянку, мимо которой пролетели в прошлый раз, не останавливаясь. На одном из спусков Светка слишком близко проехала от придорожного дерева, ветки спружинили, и Света весьма злобно убралась на камни. Результат - разодранное колено и пребольно ушибленный локоть. Все-таки по таким дорожкам лучше летать в защите. Обработали раны и двинулись дальше. Где-то в районе озера Винга дорога стала несколько менее экстремальной, и до Нольозера катили почти без остановок и с неплохой скоростью. У Шведа периодически возникают проблемы с передним переключателем. У Нольозера стояло несколько машин с отдыхающими. Постояли еще немного у озера - оно очень живописное. Проехали через бывший лесопункт, поздоровавшись с попавшимся на глаза обитателем. На этот раз нас никто не облаял.

Добрались до озера Шуриярви, немного постояли там в нерешительности - ломиться на трассу или встать здесь? Здравый смысл победил усталость, и решили ехать на трассу. Швед, споласкивая фляги в озере, умудрился нечаянно закинуть одну из них в воду, после чего под ворчание Зуха - хозяина фляги - выуживал ее оттуда каким-то дрыном.

Выкатили на трассу, заехали в ближайшую придорожную кафешку. Там было как-то негусто всего, и нам посоветовали ехать в следующую. Докрутили до нее, там и перекусили в первый раз за долгое время нормальной человеческой едой. Персонал кафе поинтересовался нашим маршрутом и пожелал нам счастливого пути. Швед прикупил в ларьке горбушу горячего копчения, затарились пивом (совершенно несообразно климату, но надо же чем-то горбушу запивать), прокатили пару километров на север и встали, отойдя метров на 500 от трассы по дорожке, ведущей на озеро.

День 12 (18 августа)

День начался ранним утром Светкиным воплем: "Кто-то прет нашу рыбу!" Недоеденная вчера горбуша была спрятана под палатку, и действительно, какая-то зверюга (куница, по всей вероятности) аккуратно ее оттуда выуживала. После пары тычков наугад сквозь ткань палатки враг ретировался, а Светкина фраза так и стала хитом до конца похода. С утра лил дождь. Доели горбушу и кое-как вскипятили чаю, стараясь по минимуму высовываться из палатки. Углядев-таки разрыв в тучах, быстро собрались и выбрались на трассу. Все небо было обложено тучами, и вскоре полил неслабый дождь, которому уже не суждено было закончиться в этот день. Швед упорно катил без куртки, как заправский морж, и вынужден был все время неслабо вкручивать - иначе замерзал. Со стиснутыми зубами, текущими соплями и мокрые до нитки мы катили по трассе. Кафешек для дальнобойщиков больше не попадалось. Натыкаемся на дорожный знак с грустной надписью "Кандалакша - 88 км". Вкрутили, наверное, километров 20-25, видим - "Кандалакша - 75 км". Черт, мы же вкрутили явно больше, чем 13 км! В животе с утра остатки горбуши да сникерс, употребленный по дороге в несколько приемов, а в голове мыслей нет вообще. Без остановки пересекаем Полярный круг и продолжаем наш путь на север. Через полсотни километров проезжаем заветную табличку "Зеленоборский" и с разочарованием не замечаем за ней вообще ничего, кроме немеряного спуска. Разгоняемся, невзирая на дождь, льющий как из ведра. По правому борту нас встречает кладбище - хорошенькое начало! Спуск действительно зверский, Швед разгоняется до 50 км/ч, не крутя педали. И тут на глаза попадается табличка следующего содержания: "Кафе "Уют". Горячие обеды 24 ч. 100 м". Больше уже никто ни о чем не думает. Сразу все осознают себя маленькими, мокрыми и несчастными человечками на байках в этом чертовом ледяном Заполярье, и попасть в это кафе "Уют" нам уже не помешал бы даже взвод спецназа с гранатометами. В кафе нас встречает за прилавком радушная тетенька, позволяет нам оставить байки в проходе в обмен на обещание вытереть потом за ними грязь, и мы с блаженством начинаем отпиваться чаем, отъедаться чудесной горячей едой и волшебными жареными пирожками. Но все когда-нибудь заканчивается, и мы выкатываем из кафе с твердым намерением прокатить за сегодня не еще менее 20 км (уже пройдено чуть более 50). Намерение выполняется, после чего с нескольких попыток находим более-менее удачное место для ночевки и заваливаемся спать, попивая карельский бальзам.

День 13 (19 августа)

С утра не верим своим глазам: светит солнце! Изничтожаем последнюю банку рыбных консервов, допиваем недобитую с вечера сгущенку с чаем и выдвигаемся. Настроение отличное: вчерашний ледяной душ в сочетании с кафе "Уют" пошел всем на пользу. В то же время несколько тревожит то, что в следующую ночь уходит поезд, а мы еще не в Кандалакше. С другой стороны, крутить осталось всего ничего: каких-то там 35-40 км. Радостно вкручиваем по трассе около 20 км до ближайшей призаправочной столовки. Еще до столовки на мосту через реку Канда Швед замечает на горизонте сотовую вышку, и действительно: мобильники берут! С большой радостью отзваниваем домой, впервые за почти две недели. В столовке кушаем шашлык, пьем чай, едим блинчики. Солнце шпарит так, что аж чуть не напекло Зуху голову. Спокойно докручиваем остатки дороги по трассе.

Ближе к Кандалакше видим поворот на Зареченск. Если бы мы прошли запланированный маршрут до конца, мы бы сейчас ехали оттуда. Но это было действительно совершенно нереально, во всяком случае, за имевшееся у нас время, поэтому никто не комплексует. Въезжаем в Кандалакшу. Кругом красивые сопки, и вообще дорога очень красивая.

Уже в Кандалакше при пересечении перекрестка у Шведа при попытке резко тронуться с места (перед быстро приближающимся сбоку транспортом) на передаче 3-8 слетает цепь, и он зверски убивает колено об руль. Хорошо еще, что это случилось здесь, а не в тайге! Колено быстро распухает, но до вокзала Швед успевает докатить; по вокзалу уже ковыляет, как одноногий Сильвер. На вокзале начинаем употреблять всяческую снедь и закупаем кое-какую провизию в дорогу и карельский бальзам на сувениры. На вокзале быстро становится холодно, а переодеть велоформу у нас как-то не сложилось, так что перемещаемся в зал ожидания. Внутри навалом туристов, в основном водники с детьми и гитарами, поют всякие шестидесятнические песни. Мы-то думали, что такой народец уже весь повымер, ан нет. Неторопливо разбираем и пакуем байки, попутно поражаясь количеству тащимых водниками шмоток. В час ночи вылетаем на пути; на улице зверский дубняк, и тут сволочь из репродуктора объявляет опоздание паровоза на 10 минут. Ну что ей стоило это сделать минутой раньше! Ладно, стоим, стучим зубами, ждем. Паровоз подходит, оперативно забрасываем в вагон байки, пока молоденькая проводница отчаянно путается в билетах и пассажирах, стуча зубами не меньше нашего. Кое-как распихиваем байки по купе (на этот раз мы едем в одном купе) и садимся пить заранее купленное в Кандалакше пиво. Плавно заваливаемся спать, перевязав раны и намазав Шведову коленку троксевазином.

День 14 (20 августа)

Всю первую половину дня льет дождь. День неспешно проходит в пробежках за провизией по станциям, поеданием этой провизии и полудремой в промежутках между пробежками. Пьем чай с бальзамом. Кофе проводницы не дают, хотя мы о нем так долго мечтали. Ну и хрен с ним, скоро уже домой…

День 15 (21 августа)

Прибываем на вокзал, собираем байки, без приключений катим домой к Зуху и Светке - перепаковывать рюкзаки. Колено Шведа все еще болит, но опухоль уже почти спала, и он может крутить педали. По дороге заезжаем в Сокольники - купить убитое переднее крыло Шведу и тормозные колодки всем. С тормозными колодками вообще песня: Швед ставил новые колодки перед походом, и от них почти ничего не осталось; что уж там говорить про остальных. Доезжаем до дома, перекусываем, разбираемся, Швед уезжает домой. Поход окончен… как всегда, жаль, что так быстро.

Хотите стать спонсором раздела?

ПОХОДЫ

Планы

Отчеты и фотки

Стиль
Форум
ГAB
Лучшие фотки по оценкам пользователей:Находки:
Без названия. 
 (альбом Кругосветка Елец 2011)Вулкан Chinuera. 
 (альбом Полный, нескончаемый матрасище в очень интересных местах.)Без названия. 
 (альбом Сквозь сон)Анатолия 2011.По дороге в Фазелис. 
 (альбом 2 недели рая)Пух. 
 (альбом 130км нематрасика Кимры - Медведица - Кимры.)

Из комментариев к фоткам: Двигатель фокуса совершенно индифиррентно отнесся к этим покатушкам. =)

Рекламное место сдается.

© Anton Chubchenko, 1999-2017


Автор не несет ответственности за использование информации и программ, содержащихся на ресурсе http://realbiker.ru.
Вся представленная информация является интеллектуальной собственностью автора(ов).
Недопустима публикация в сетях и иных источниках и/или коммерческое использование без согласия автора(ов).
По вопросам рекламы на сайте обращаться сюда.
Спонсорская поддержка сайта.
Яндекс цитирования